Какие главные перемены в строительстве произошли за четверть века?

Полагаю, сейчас на рынке остались мудрые фирмы, которые правильно вели себя в период своего становления, этим они и ценны. 25 лет назад в строительстве почти не было частных компаний. РОССТРО стало одной из первых. Сегодня частные фирмы производят главную долю работ в строительстве.

Когда-то не было частных заказчиков и финансовых ресурсов. А теперь - строительство превратилось в сферу по большей части частных инвестиций и банковского капитала. Доля государственных заказов в последнее время выросла, но все равно остается небольшой.

Кроме того, строительный рынок тогда действовал практически без «профильных» законов и норм, в новой экономике. Сейчас отрасль полностью отрегулирована – и законодательно, на всех этажах власти, и сложившимися нормами делового оборота. Петербург в числе первых регионов создал правила, принял свои законы, схемы регистрации. Мы весьма активно в этом участвовали. Сейчас большой потребности в этом у нас нет. Как говорят партнеры, РОССТРО – фирма, широко известная в узком кругу.

 

Сейчас одно из главных направлений в обновлении строительного законодательства – переключить ответственность на банки. Банк выделяет проектное финансирование застройщику, он же и принимает деньги дольщиков. Есть ли в этом смысл?

Когда-то риэлторы думали, что деньги, которые вручили им клиенты для покупки квартиры - это их средства. И когда они разорялись, деньги эти пропадали. Я говорил им: «Это не ваши средства, не надо их прокручивать». И застройщики жилья по аналогии должны понимать: деньги дольщиков - это чужие деньги. Держать их в банке безопаснее. Конечно, в этом случае и квадратный метр недвижимости подорожает– на стоимость банковской услуги.

Если мы возводим жилье, то продаем квартиры готовыми, с документами на право собственности. Если не заинтересованы занимать деньги на новостройку, то строим на свои. Тогда не работаем по схеме 214-ФЗ о долевом строительстве, к нам не идут с проверками. Ни органы власти, ни дольщики на нас не жалуются. В таком механизме нет обмана и отсутствует соблазн. Банк или страховая компания появляются там, где существуют риски.

 Я оптимист, и вижу, что рынок становится более прозрачным. Не только девелоперы, но и покупатели жилья учатся применять взвешенные действия. Хочешь иметь меньше рисков - или покупай готовую квартиру, или плати страховку, банковские проценты.

 

Есть мнение, что в заботе о дольщиках власть так может  зарегулировать строительную отрасль, что она не сможет работать..

Во-первых, так уже не выйдет. А во-вторых, если попытаться все контролировать, часть бизнесменов уйдет в тень, уменьшится количество рабочих мест, государство прекратит  получать налоги.

 Порой в правительстве всплывает идея – организовать большой государственный  строительный холдинг, чтобы выполнять госзаказ. Но ведь создание такого госхолдинга – это шаг назад к старой экономике, а она была малоэффективна. Сейчас основную  роль играют предприниматели, те, кто выполняет замысел. Если формируется спрос, если на конкретной земле сложились удобные условия по инфраструктуре, то всегда появляется и тот, кто хотел бы здесь возвести объект, который можно использовать или продать. Строительный сектор базируется на массовом спросе, и потому относится к конкурентным и самым рыночным.

 

К апартаментам ваша компания не присматривалась?

- Пробовали, разумеется. У нас есть и апартаменты, и доходный дом в Кингиссепе, первый в Ленобласти. Мы его около пяти лет назад ввели. Загрузка там неплохая, но окупаемость долгая. Меньше 10 лет не получится. Планировалось динамичное развитие «Усть-Луги», «Фосфорита», были начальные договоренности, но далеко не все получилось. Это серьезные капиталовложения, здесь длинные сроки возврата инвестиций.К этому надо быть готовым. На нынешнем кредите такого не сделать. 

Апартаменты у нас есть, сейчас сдается вторая очередь. «Фосфорит» все же намерен в Кингиссепе возводить новые мощности, они для своего персонала берут апартаменты. Если отыщем в Петербурге подходящую площадку, тоже попробуем.