Недавно руководители двух крупных строительных компаний сказали, что в их проектах не будет квартир студий. Потому что это противоречит их представлениям о достойной жизни… 

Противоречие до определенной степени философское. Задача бизнеса — получить дополнительную прибыль. Но если мы реализуем не только метры, а вкладываем репутацию строительной компании, качество проектирования, комплексный подход и какую-то историю будущего — за это придется заплатить. И не только покупателю, но и застройщику, потому что он отказывается от максимальной прибыли. Все-таки мы продаем не сегодняшний дом, а будущее, выраженное в квадратных метрах. С этой точки зрения проект, в котором 50–60% составляют квартиры студии, безусловно, неправильный. Это короткое решение, реакция на особенности сегодняшнего спроса. 

У нас новое жилье доступно очень ограниченному кругу людей. Может быть, стоит приветствовать попытки строить совсем дешевое квартиры? 

Получается, что о доступности жилья думают только два участника этого процесса: покупатель, потому что он тратит свои деньги, и застройщик, заинтересованный в расширении сбыта. А вот чиновники, которые больше всего об этом говорят, никак в повышении доступности жилья не заинтересованы. Хотя возможности что-то сделать — именно у них. В прошлый экономический кризис были госзакупки жилья для тех, кому государство и так должно (для очередников, бюджетников), в этот кризис — льготная ставка по ипотеке. Пожалуй, это и все. Дотирование ипотеки — мера неплохая, но она поддерживает не столько строительную отрасль, сколько банки. Программа доступного жилья должна быть долгосрочной, а не сиюминутной реакцией на задранную Центробанком ключевую ставку. 

Жилье — это социальная проблема или предмет бизнеса? 

Строительство нового жилья — конечно, социальная задача. Это не значит, что оно должно быть бесплатным или исключительно государственным. А поднять платежеспособный спрос населения можно только через освобождение предпринимательской инициативы на низовом уровне, через развитие малого и среднего бизнеса.

Строительная отрасль за последнее время сделала большой шаг вперед. Мы знакомы с передовыми технологиями, работаем с новейшими материалами. Останавливают нормативная база, устаревшие требования и инструкции. И если мы хотим снизить среднюю стоимость «квадрата» жилья, например, вдвое — эти возможности и резервы лежат в области управления и нормирования. Например, коттеджный поселок на сотни домовладений можно обеспечить водой из скважин — при нормальной очистке, а трехэтажный домик на 20 квартир — нельзя. Не положено по нормативам. Хотя есть опробованные, доказавшие свою надежность технологии. Локальные очистные сооружения недопустимы, мы это слышали недавно на совещании в правительстве Ленобласти. И таких примеров много. 

Может быть, рассматривать жилые «муравейники» в новых районах как временный этап? 

Негативное отношение к жилью в новых кварталах вызвано, в первую очередь, с транспортной проблемой: ни въехать, ни выехать. И во вторую — не сложившейся пока бытовой и социальной инфраструктурой. За несколько лет она, безусловно, сложится.

Мы часто упираемся в логистику, в транспорт. В этой сфере строители уже пытаются что-то сделать, но здесь должно активно участвовать государство. Например, до центра Барселоны в Испании от любого места, находящегося в 70–90 км, можно доехать за час. Если вы переедете в Ленинградскую область на то же расстояние, за час добраться до центра в большинстве случаев не получится. Решение ведь не в том, чтобы университеты и производство из Петербурга переносить в Подпорожье или Волосово. А в том, чтобы приблизить городки Ленобласти к Петербургу. Многие проблемы новостроек решаются вложением денег не столько в жилищные программы, сколько в инфраструктуру. 

Какую долю в практике вашей компании составляет малогабаритное жилье? 

Мы занимаемся проектами массового спроса, это эконом-класс. Средняя доля студий составляет примерно 15–20%. Вместе с «единичками» — 40–45%. При этом доля студий в наших проектах не меняется последние лет пять.

У наших покупателей жилья работают два фактора: реальная необходимость в отселении, в самостоятельном жилье и уровень платежеспособного спроса. Такое жилье покупают пенсионеры и те, кто недавно переехал в наш регион. В большом городе больше возможностей получить образование, заработать. И человек, переезжая в Мурино или Бугры, хотел бы иметь эти возможности. И при этом сэкономить на жилье — это некий компромисс. До уровня, характерного для сложившейся многоквартирной застройки, новые кварталы доходят за три — пять лет. И этот уровень выше, чем, например, в малых и средних российских городах.